Искусство жить в Одессе

 

1989 год

Режиссёр: Георгий Юнгвальд-Хилькевич.

Одесская киностудия

Романтизация бандитизма в конце 80-х не могла обойти вниманием Исаака Бабеля. Его стали экранизировать с таким усердием, что Зиновий Гердт в костюме одесского раввина просто кочевал с одной съемочной площадки на другую.

Этот фильм был снят по очень большим мотивам «Одесских рассказов». К сожалению, очень четко прослеживается граница между первоисточником и сценаристами. Там где заканчивается Бабель, наступает Юнгвальд-Хилькевич и персонажи резко переходят с одесской речи на литературную.

Одесский дворик.
Те самые шаланды, которые полные кефали.
Книжный переулок.

Трудно найти в городе подходящую улицу с настоящей брусчаткой. Поэтому пришлось отливать из резины листы-паззлы с фрагментами булыжника, и мостить ими проезжую часть.

Панорама Google Maps

 

 
Декорацию офиса Фроима Грача построили в торце Преображенской улицы.

Панорама Google Maps

 

Чтобы скрыть современные детали, камеру приходится устанавливать в самых неожиданных ракурсах. Однако, назойливые крыши «Жигулей» все равно норовят попасть в кадр.

Панорама Google Maps

 

Алексеевская площадь еще не застроена гаражами.
Спасибо участнику Одесского форума фауст за подсказку.

Панорама Google Maps

 

Вид с Алексеевского сквера.

Панорама Google Maps

 

И снова бесхозный вагончик конки, сделанный для фильма «Бой на перекрестке».

Панорама Google Maps

 

Почти обязательный во всех революционных фильмах Сабанеев мост.

Панорама Google Maps

 

Пока кровожадные чекисты устраивают облаву, местная детвора из проходного двора  на Пастера-Щепкина выбежала поглазеть на съемки.

Панорама Google Maps

 

 

 Колоритный переулок с пакгаузами снимался в Ленинграде.
Есть подозрение, что и этот кадр снят там же. Не могу представить, где в Одессе есть перекресток улиц с такими узкими тротуарами и без деревьев.

Очень хорошо видны квадратные края резиновой брусчатки.

Ленивые монтеры поленились прикрепить дверные петли.

 

 

Такие полы регулярно встречались в старых советских кафе и продуктовых магазинах.

 

Несколько неопознанных кадров.
Где-то на Слободке.
Где-то на территории Судостроительного завода.
Расстрельный двор ЧК.
Пока Беня Крик избивает несчастного Цудечкиса, Андрей Соколов прячется за дверью, чтобы в нужный момент вбежать и остановить расправу.
Одесские бандиты вооружены современными для тех времен Кольтами образца 1911 года.
 Моня-Артиллерист весь фильм бегает пистолетом довольно необычной конструкции.

Оказывается, это обрез английской винтовки Мартини-Генри с прикрученной пистолетной рукояткой.

В ящике лежит настоящий пулемет «Льюис».

 

А вот стреляют уже из загримированного под  «Льюис» пулемета Дегтярева. 
Воровской талант помог Бене Крику еще до революции где-то раздобыть  автомобиль Renault NN, 1924 года выпуска.

Такой же снимался в фильме «Раба любви».

 
Забавные автомобильчики одесских биндюжников. Похоже - неходовые макеты.
Любопытную пожарную машину смастерили на шасси ГАЗ-51. Если сильно приглядеться, на капоте можно прочесть надпись «Bussing».

Панорама Google Maps

 

На настоящий Бюссинг она похожа очень отдаленно. Создается впечатление, что её собрали из гигантских детских кубиков.
Для сцены пожара в Опере, на киностудии построили уменьшенный вдвое  фасад театра.
Вышло довольно реалистично.

 

Для общей картины возгорания использовали маленький макет.
А панораму города снимали в знаменитом бассейне Одесской киностудии. 
Изначально по сценарию, в фильме должно было быть несколько сцен в Париже 20-х годов.

Однако денег хватило только прокатать актеров на повозке по Елисейским полям, и на аллегоричный финал, символизирующий фразу: «Увидеть Париж и умереть».

 
Чекист-терминатор  убивает на берегу Сены всех главных героев, причем некоторых уже повторно. Уничтожая таким образом ту старую, добрую бандитскую Одессу.

 

Дырки от пуль имитируют брошенным пакетиком с краской.

Каскадер в женском платье собирается кувыркнуться в воду.

 

© Олег Елагин

< НАЗАД